» » Встреча Путина с Лукашенко: реакция на литовский бунт и «Искандеры» для Белоруссии. Ростислав Ищенко
Опубликовано : 27-06-2022, 18:11 | Категория: Новости, Политика » Встреча Путина с Лукашенко: реакция на литовский бунт и «Искандеры» для Белоруссии. Ростислав Ищенко



Встреча Путина с Лукашенко: реакция на литовский бунт и «Искандеры» для Белоруссии. Ростислав Ищенко

В 1939 году, после окончательного уничтожения Гитлером Чехословакии, Чемберлен поторопился выдать Польше гарантии безопасности. От имени правительства Его Величества он заявил, что Великобритания обязуется поддержать Польшу в случае нападения на неё третьей державы, если Варшава решит ответить на такое нападение силой

Однопартийцы Чемберлена жёстко критиковали его за это заявление, отмечая, что таким образом он поставил вступление Британии в войну в зависимость от решения польского правительства.

Тем не менее Чемберлен упорствовал в своём заблуждении и даже убедил Францию присоединиться к британским гарантиям.

Многие исследователи событий, предшествовавших Второй мировой войне, считают, что именно британские гарантии побудили Польшу занять непримиримую позицию и отвергнуть выдвинутые Гитлером требования предоставления экстерриториального коридора в Восточную Пруссию и признания права Германии на Данциг, который Польша, вопреки его статусу «вольного города» стремилась превратить в свой протекторат.

Конечно, мы не можем сказать точно, что Польша уступила бы немецким требованиям, если бы не имела британских гарантий, зато точно знаем, что британские гарантии Польше не помогли.

Франция хоть и развернула на германской границе 72 дивизии, отказывалась начинать серьёзное наступление до прибытия британского экспедиционного корпуса. Британцы же как всегда не спешили. В конечном итоге авантюра Чемберлена завершилась катастрофами для Польши, Франции и для него самого, а Британию спасло только чудо.

Казалось бы, опыт Чемберлена должен был научить политиков, представляющих великие державы, что нельзя ставить свои государства в зависимость от решений, принимаемых младшими союзниками. Это, как правило, приводит к катастрофе.

Причём вовсе не потому, что младшие союзники как-то особо злоумышляют против своих старших товарищей. Просто политические элиты малых и слабых стран-лимитрофов, даже если они обладают огромными амбициями (как, например, поляки), не в состоянии дать трезвую оценку глобальной расстановке сил.

Они слишком погружены в свои мелкие проблемы, в «принципиальные» противостояния с соседями за одно село, полгоры или гектар леса, а то и просто руководствуются не актуальными интересами, а какими-то полумифическими древними обидами.

Кроме того, лимитрофы обычно переоценивают силу и мощь своих протекторов. Они им кажутся непобедимыми, а значит втравить их в войну за интересы лимитрофа — святое дело.

Когда Евросоюз волна за волной расширялся за счёт бывших стран СЭВ и ОВД, Россия предупреждала европейцев, что подобная политика расширений контрпродуктивна, поскольку ставит отношения Западной Европы и России в зависимость от доброй воли восточноевропейцев, ориентирующихся на США.

ЕС эти предупреждения проигнорировал, уповая на легенду о «единстве Запада».

Понадобилось всего несколько лет, чтобы освоившиеся в европейских структурах «новые члены ЕС» взялись за резкое изменение курса европейской политики. Они опирались на принцип единогласия всех членов, а также на поддержку США.

Америка оберегала их от опасности попасть под финансово-экономическое давление «старой Европы», а принцип единогласия позволял им увязывать свои пожелания с необходимыми всему союзу решениями. Например, каждый раз бюджет ЕС принимался только после того, как «старая Европа» шла на финансовые уступки «новой».

В политических вопросах ситуация была аналогичной. Отношения ЕС и России начали быстро портиться, и даже Меркель ничего не могла поделать, хоть такой поворот и противоречил коренным интересам Германии.

Но все прошлые беды и проблемы кажутся милыми шалостями по сравнению с последним демаршем Литвы. Вильнюс решил перекрыть значительную часть российского транзита в Калининград. Европейцы прекрасно понимают, что это casus belli, и что даже если Россия, будучи занята денацификацией Украины, не начнёт военную операцию против Литвы немедленно, отсрочка мало чему поможет, если Литва не изменит своё решение.

Поначалу ЕС пытался действовать дипломатично и просто намекнул, что в решениях об антироссийских санкциях, которыми Литва обосновывает свои действия, нет ничего запрещающего транзит.

Вильнюс заявил, что Литва трактует эти решения как запрещающие. Тогда европейские политики решили поставить зарвавшегося лимитрофа на место: Еврокомиссия заявила, что она отредактирует текст решения таким образом, чтобы ни один лимитроф не мог трактовать его как запрет транзита ибо ЕС не запрещал и не собирается запрещать транзит российских товаров через свою территорию.

Литва ответила, что наложит вето на это решение Еврокомиссии.

Ловушка, о которой давно предупреждала Россия, захлопнулась. Почти все страны ЕС являются одновременно членами НАТО. Литва своим решением ставит весь ЕС на грань войны с Россией.

Либо же Евросоюзу будет необходимо заявить о том, что Литва превысила свои полномочия и что другие европейские члены НАТО не будут её защищать в случае, если Россия решит силой обеспечить транзитный коридор в Калининград.

Однако как минимум Польша, а скорее всего и оба оставшихся прибалтийских лимитрофа, окажутся на стороне Литвы. То есть под угрозу будет поставлена вся европейская экономическая и военная архитектура.

Евросоюзу приходится либо капитулировать перед Литвой, либо признавать, что раздирающие его противоречия слишком сильны и о европейском единстве необходимо забыть — теперь каждый за себя.

Почему-то я уверен, что ЕС изберёт привычный путь капитуляции. Ситуация, в которой Литва строит Евросоюз, — это даже не хвост вертит собакой, этой собакой вертит блоха.

Итак, не члены ЕС Лондон и Вашингтон надавили на свой клиентский режим в Вильнюсе, тот нагло переврал европейские решения и втравливает ЕС если не в горячую, то в экономическую войну с Россией. А ЕС всё понимает, но ничего не может сделать.

Россия пока говорит об экономических мерах воздействия на Литву. Но они могут быть успешными только в случае, если будет блокирован весь европейский транзит через Россию. Такое предложение правительства уже лежит на столе Путина.

После роста цен на энергоносители и на еду, лишиться ещё и российского транзита — это полностью выпустить цены из-под контроля. Ущерб европейским экономикам трудно переоценить, а разоряющиеся в первую очередь европеревозчики устроят своим правительствам сладкую жизнь, не дожидаясь осени.

Но это ещё не всё. 25 июня в Петербурге состоялась встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко. Там много интересных вещей обсуждалось. В частности, Белоруссия попросила содействия в переходе из состояния наблюдателя в статус полноценного члена ШОС.

В общем, интеграция Белоруссии — ещё пару лет назад заигрывавшей с Европой — в евразийские структуры становится необратимой.

Главное же в этой встрече заключалось в том, что белорусский президент совершенно справедливо охарактеризовал действия Литвы как неспровоцированную агрессию и предложил ответить без фанатизма, но в военном формате. То есть войну не начинать, но создать для Запада новые и явные угрозы.

Он же эти угрозы и перечислил, попросив Россию переоборудовать белорусские самолёты для возможности применения ядерного оружия, а также подумать о возможности размещения российского ядерного оружия на белорусской территории.

Ответ Путина ознаменовал резкий разворот российской позиции в этом вопросе. Раньше, несмотря на все просьбы Лукашенко, Россия старалась не проводить дополнительную милитаризацию белорусского направления. Укреплялись только средства ПВО, объединённые в единую систему.

Однако на этот раз российский президент внезапно заявил, что можно подумать над модернизацией белорусских самолётов, а также пообещал разместить на белорусской территории комплексы «Искандер».

Путин высказался обтекаемо: не уточнил, будут ли белорусские самолёты модернизировать под носители ядерного оружия, но из контекста разговора вытекает именно такой вывод. Что же касается «Искандеров», Путин сам подчеркнул, что это комплексы двойного назначения, то есть могут использоваться как в обычном, так и в ядерном снаряжении.

Осталось пока неясным, передаст ли Россия комплексы Белоруссии или разместит на её территории свои ракеты, но формально Путин говорил именно о передаче. А это — зеркальный ответ на американскую стратегию.

США держат на европейском континенте свыше двухсот тактических ядерных боеприпасов, причём пилоты ряда европейских стран, включая Германию (формально не обладающую собственным ядерным арсеналом), тренируются эти боеприпасы использовать.

Модернизация белорусской авиации, с соответствующим обучением пилотов, а также размещение на белорусской территории комплексов «Искандер» даёт России возможность в случае дальнейшего обострения международной обстановки в считанные дни доставить к этим носителям ядерные заряды.

В принципе, их можно скрытно завезти в Белоруссию и разместить на соответствующих складах заранее. Тогда превращение обычных ракет в ядерные, а самолётов — в носители ядерного оружия займёт и вовсе несколько часов.

Понятно, что для обеспечения безопасности столь чувствительных систем вооружений белорусской армии будет маловато. Поэтому Путин и Лукашенко (а затем и Сергей Шойгу) высказались за дальнейшее укрепление обороноспособности Белоруссии. То есть будет увеличиваться как численность, так и техническая оснащённость группировки.

Зеленский сразу отреагировал на эти договорённости — обращением к белорусскому народу и силовикам с просьбой не нападать на Украину.

Учитывая, что официальный Минск неоднократно заявлял, что начнёт боевые действия против Киева, только если с украинской территории будет исходить явная угроза Белоруссии, нервная реакция Зеленского указывает на то, что он прекрасно понимает возможные последствия литовского демарша.

Как понимает и то, что попытка открыть против России второй фронт на Балтике не улучшит, а ухудшит стратегическое положение Украины, поскольку теперь России необходимо как можно быстрее завершить операцию полным разгромом ВСУ, чтобы они не были в состоянии оказать действенную помощь полякам и прибалтам, если те всё же рискнут спровоцировать военный конфликт с Москвой.

Кроме того, заявленное усиление белорусской армии снижает шансы Зеленского добиться от поляков ввода войск на западную Украину. Лукашенко заявлял, что воспримет это как окружение Белоруссии и агрессию против неё. Соответственно, обещал в таком случае военный ответ.

Казалось бы, одна маленькая Литва похулиганила, а мир сразу стал значительно ближе к Армагеддону.

Ростислав Ищенко
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.