«Добрососедский» национализм



» » «Добрососедский» национализм
Опубликовано : 15-02-2018, 23:05 | Категория: Новости » «Добрососедский» национализм



«Добрососедский» национализм

Национализм является неприятным и нелогичным для настоящего времени отголоском пещерного прошлого. Разделение людей на «своих» и «чужих» по критериям происхождения, территории проживания или языка общения имеет очень много общего с первобытно-общинным строем, во времена которого шли ожесточенные войны между племенами за территории и ресурсы.

У дикарей было максимально четкое разделение на «своих» и «чужих»; принадлежность человека к какому-либо племени было для них определяющим фактором, влияющим на отношение к нему. Они были «националистами» своих племен. Но при тогдашней экономике это было оправданно, потому что борьба с соседями за ресурсы и территории являлась необходимым условием выживания.

С тех пор прошло много тысяч лет. Каждый человек в нашем регионе имеет доступ к благам и ресурсам, за которые не нужно воевать; комфортную и безопасную жизнь, а также неплохие возможности для самореализации. Большая часть людей бывала за рубежом, имела опыт общения с иностранцами. Казалось бы, национализм должен был давно кануть в лету, а на планете наступить долгожданная эпоха мира и добрососедства.

Однако этого, к сожалению, не произошло, и сегодня все еще существуют националисты, которые подобно первобытным дикарям жадно поглядывают на территории и ресурсы своих соседей. При этом опираются на давние и утратившие всякую актуальность исторические события.

В связи с этим, было бы целесообразно изучить притязания националистов из некоторых стран нашего региона на соседние территории и убедиться, что их идеология абсолютно не совместима с миром и добрососедством.

«Від Сяну до Дону»

Исторический реваншизм. Украинские националисты частенько говорят и пишут о том, что их государство гораздо меньше по размерам, чем территория расселения этнических украинцев.

Так, в их среде существует целая политическая концепция «Велика Україна», цель которой заключается в стремлении к расширению территории нынешнего украинского государства.

Зарождением концепции можно считать еще 1904 год, когда лидер Украинской Народной Партии Микола Михновский сформулировал 10 заповедей своего движения, которые призывали к созданию «единой и неделимой, от Карпат до Кавказа, самостоятельной, свободной, демократичной Украины – республики рабочих людей» .

В межвоенный период, когда появилась украинская государственность, движение возобновилось с новой силой. Деятель украинского национализма Михайло Колодзинский стал одним из создателей идеи «Украинской империи». Он заявлял, что «Украину стоит строить не только над Днепром или Днестром, а в таких размерах, которые ее наделил сам Творец, когда давал земле ее нынешний вид, нашим должен быть Восток Европы» .

Историческим воплощением концепции «великой Украины» в среде националистов нередко считается Украинская Народная Республика (УНР) в заявленных украинской делегацией на Парижской мирной конференции 1919 -1920 гг. границах. Территория была значительно больше территории нынешней Украины и включала в себя ряд земель, ныне принадлежащих другим государствам.

После распада СССР до 2004 года концепцию поддерживала Социал-национальная Партия Украины, позже сменившая название на ВО «Свобода». На сегодняшний день реализация проекта «Великой Украины» является целью некоторых общественных организаций – «Патриот Украины», «Украинская альтернатива», «Род» и «Спадщина».

Территориальные претензии. В последние годы высказывания о территориальных претензиях к соседям стали появляться не только в маргинализированных экстремистских кругах, но и в высших эшелонах власти и гражданского общества Украины. Так, лидер Радикальной партии, которая имеет 22 депутатских места в Верховной Раде, Олег Ляшко летом 2014 года высказался о том, что Киев должен «вернуть» свои исторические территории.

А в прошлом году схожим образом высказался и Министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян. Он заявил о необходимости, чтобы Россия вернула «оккупированные украинские территории, в том числе и Кубань».

Если такие заявления звучат «наверху», то несложно представить, насколько более жесткие и радикальные звучат в среде обычных украинских националистов.

Польское руководство, осознавая территориальные устремления сторонников концепции «Великой Украины», а также симпатии украинских националистов к бойцам ОУН-УПА, в конце января нынешнего года официально запретило «бандеровскую идеологию». У наших западных соседей теперь введена уголовная ответственность за отрицание геноцида поляков со стороны украинских националистов в годы Второй мировой войны. Правда, польские националисты также нередко позволяют себе заглядываться на чужие территории.

«Од можа до можа»

Польским аналогом Украины «Від Сяну до Дону» выступает «Польска од можа до можа» («Польша от моря до моря»). Данная концепция подразумевает возвращение былого могущества польского государства, достигнутого во времена Речи Посполитой. Тогда, напомним, поляки контролировали огромные территории в Восточной Европе от Балтийского до Черного моря.

Исторический реваншизм. Польша завершила свое существование в 1795 году после трех разделов между Россией, Пруссией и Австро-Венгрией. После возобновления государственности в 1918 году на гораздо более скромной по размерам территории Варшава сразу стала грезить по возвращению контроля над былыми владениями. Вследствие этого возникли разного рода геполитические концепции, призванные восстановить республику «од можа до можа» (Междуморье Юзефа Пилсудского, Соединённые Штаты Польши Игнация Падеревского). И надо сказать, Варшава грезит об этом до сих пор, в связи с чем уже в наше время появились новые геполитические концепции − Балтийско-Черноморский экономический союз и проект «Новая Речь Посполитая».

Территориальные претензии. Устремления возвратить былое могущество выражается в словах и действиях некоторых правых польских политиков и общественных деятелей. Примечательно, что даже президент Республики Анджей Дуда еще перед своей инаугурацией выступил за создание блока государств от Балтийского до Черного моря.

Предполагается, что Балто-Черноморский союз (или Междуморье) будет создан в виде конфедерации государств Восточной Европы. Проект связан не совсем с территориальными претензиями Польши к соседям, интересы Варшавы заключаются, скорее, лишь в лидерстве и контроле над новым объединением.

Гораздо более радикальные настроения и идеи среди националистических организаций и некоторых футбольных фанатов. Конкретным примером может послужить праздничное шествие в честь Дня независимости Польши, когда его участники развернули большой баннер с надписью «Помним о Вильнюсе и Львове»:

«Добрососедский» национализм

Правда, это самый безобидный лозунг. Националисты, бывало, разворачивали и куда более радикальные плакаты. К примеру, «Нет Польши без Львова»:

«Добрососедский» национализм

В целом, конечно, в Польше националисты задают тон как в политике, так и в обществе. Правая консервативная партия «Право и справедливость» является правящей и имеет высокий рейтинг в 45,7%, что говорит о том, что в ближайшие годы дрейфа влево не предвидится.

«В границах империи»

Исторический реваншизм. Русские националисты чаще всего идеализируют период Российской империи Романовых. При этом в их среде довольно часто позитивно воспринимают и советский период. Правда, не за идеологию и строй, а за наличие мощного государства, границы которого оставались фактически на уровне имперского периода.

Однако после развала СССР Москва утратила контроль над значительными территориями, как некогда Варшава над просторами огромной Речи Посполитой. В связи с этим, русский национализм, подобно польскому, являет собой откровенно имперский проект.

Территориальные претензии. Но помимо почитания черно-желто-белого флага, царей и имперских военачальников, русские националисты склонны ностальгировать и по государственным границам России до 1917 года.

Одним из ярких примеров является призыв Владимира Жириновского к польскому руководству «разделить Украину между Россией и Польшей». Ранее он же предлагал «поставить вопрос о восстановлении империи».

Националистические настроения в России в еще большей степени характерны для некоторых негосударственных СМИ и общественных движений. К примеру, скандально известный журналист Егор Просвирнин заявлял, что Россия должна оккупировать не просто соседние территории, а целые государства.

На практике мы видим, что данные явления отпугивают от Москвы не только соседей, но и союзников. В том числе и по ЕАЭС. Это может нанести серьезный урон геополитическим интересам России.

«Гэта нашаю колісь звалася Цвер…»

«Гэта нашаю колісь звалася Цвер, Гэта нашым звалі Смаленск…» − поется в одной из песен белорусской группы «Крывакрыж».

Исторический реваншизм. «Колісь» означает «когда-то». Как видно, белорусские националисты так же, как и их «коллеги» из соседних стран, ориентируются в основном на прошлые века. На «когда-то».

Главным периодом в истории Беларуси, по их мнению, является период Великого княжества Литовского (ВКЛ), значительную часть территорий которого составляла нынешняя территория РБ. Помимо нее, в состав княжества входила часть западной России – Смоленск, Тверь, Брянск и Псков, территория Литвы, а также части нынешних Украины и Латвии.

Помимо ВКЛ, в почете у националистов и Белорусская Народная Республика (БНР) – «государство», провозглашенное в 1918 году, которое не обладало ни суверенитетом над территорией (оккупированной немцами), ни конституцией, ни аппаратом принуждения, ни монополией на сбор налогов и применение насилия. Просуществовала БНР недолго – уже в 1920 году ее правительство окончательно мигрировало на Запад.

Сегодня Рада БНР продолжает существовать в эмиграции. Ее представители довольно критично относятся к курсу Минска на интеграцию с Россией.

Заявленная территория БНР простиралась от польского Белостока на западе до русских Брянска и Ржева на востоке.

«Добрососедский» национализм

Территориальные претензии. Белорусские националисты считают себя главными наследниками и Великого княжества, и БНР, в связи с чем нередко заявляют о претензиях на такие города как Смоленск, Вильнюс, Белосток и Брянск. Так, на сайте «Молодого фронта» прямым текстом заявляют, что «Смоленщина – белорусская земля».

Вильнюс же вплоть до начала Второй мировой войны считался центром белорусского национального движения. Именно в литовской столице стали выпускать первые белорусскоязычные газеты, публиковать произведения на «мове», а также возникли белорусские школы и организации.

Националисты по сей день называют нынешнюю литовскую столицу «белорусским городом» и «древней столицей белорусов», опираясь на то, что Вильнюс был столицей Великого княжества Литовского.

Любопытно, что недавно напоминание о заявленных территориях БНР произошло и в сфере торговли. Производители пива выпустили сорт пенного напитка под названием «Менскае», на этикетке которого красуется бело-красно-белая карта заявленных территорий.

«Добрососедский» национализм

Но все же в Беларуси данная проблема существует в гораздо меньших объемах, чем в иных государствах региона. Во-первых, национализм отсутствует в государственно-политической сфере, а во-вторых, пользуется крайне низкой поддержкой среди населения.

Заключение

Как видно, националисты в Восточной Европе подобны паукам в банке. Дай им волю – сожрут не только друг друга, но и ни в чем не виновное население. Иначе как еще они смогут совместить Россию в границах до 1917 года, Украину «вид Сяну до Дону», Польшу «од можа до можа» и Беларусь в границах Великого княжества Литовского?

Анализируя каждый из приведенных национализмов, можно провести ряд параллелей, которые позволяют сделать вывод, что у них есть определенные схожести:

Во-первых, исторический реваншизм. Как мы видели, националисты во всех рассматриваемых государствах ориентируются не на настоящее и будущее, а на прошлое, на иные формы их государства, которые имели место быть около ста или более лет назад.

Плачевным историческим примером, когда исторический реваншизм получал господство над большинством умов населения, можно считать приход Гитлера к власти. Он во время своей агитации нередко играл на чувствах и эмоциях избирателей, указывая на необходимость вернуть «былое величие Германской империи».

Во-вторых, территориальные претензии. Это говорит о том, что господство националистической идеологии в обществе несет угрозу стабильности, миру и согласию с окружающими народами.

Но националистическая идеология обречена на забвение. Она бессильна перед будущим, в котором процессы глобализации будут стирать границы между экономиками, культурами и государствами еще стремительнее, чем это происходит сегодня. Национализм идет вразрез с развитием человечества, которое с каждым десятилетием ставит перед собой все более глобальные задачи общемирового масштаба: научные открытия во благо всех людей, а не отдельных наций и этносов, развитие общемирового информационного пространства – сети Интернет, цифровая экономика, международные стандарты в медицине, законодательстве, спорте, общечеловеческие ценности и т.д.

В целом, на сегодняшний день представители разных народов в основной массе осознали, что их жизнь будет счастливее, спокойнее и обеспеченнее, если они объединятся. Совестными усилиями будет гораздо проще достигать общих целей. Да и с соседями проще ладить. Но вот когда это дойдет до националистов?


(голосов:0)




Смотрите также: 


Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.