» » Славянофилы и западники
Опубликовано : 28-05-2021, 09:11 | Категория: Новости » Славянофилы и западники



Славянофилы и западники

Извечная политическая дискуссия между славянофилами и западниками — это, пожалуй, основа прошлой и современной русской жизни. В разных формах она проникла в настоящее, положив начало бесконечному спору о путях развития России. «Особый путь» или следование европейской политической традиции, традиционность или подражательность, опыт допетровской России или опора на перманентные европейские реформы — вот тот круг вопросов, которые были подняты в середине 30-х гг. XIX века.

Историк Юрий Лотман считал славянофильство наследием немецкого романтизма. В подобной трактовке есть свой резон — настоящий интерес к народной культуре возник только в начале века, когда пытливые исследователи приняли решение по крупицам собирать этнографический материал. Многое к тому времени было уже утрачено, однако немало и сохранилось. Полученная информация стала предметом анализа в научных кругах, возникло множество монографий по народной жизни, послуживших основой для формирования наций.

Изначально термин «славянофил» появился в кругу западников, которые искали шутливое название для своих оппонентов, иронически относящихся к безусловному заимствованию западного политического и культурного опыта. Со временем термин привился и стал употребляться самими славянофилами. Его создателем является русский поэт Константин Батюшков.

Почему же настоящая потребность в славянофильстве возникла так поздно?

Дело в том, что после войны 1812 года в образованном русском обществе начинает возникать стремление к определённой национальной самобытности. Патриотизм ищет формы своего выражения. За столетие, прошедшее со времён петровских реформ, выросло достаточное количество (по иронии судьбы) европейски образованных людей, которые больше не хотят быть простыми подражателями западной культуры. Русская культура, прежде полузабытая, выходит на первый план.

Вместе с тем сохраняется и общая традиция приверженности европейским идеалам. В дальнейшем это приведёт к возникновению движения западников, которые будут отстаивать общеевропейский путь России.

Борьба между западниками и славянами не носила такой ожесточённый характер, который присутствует в настоящий момент. Империя в эпоху Николая I не стояла на краю мировоззренческой пропасти, сам царь охотно поощрял изучение русского языка при дворе, оставаясь по своим взглядам западноевропейским монархом. Вместе с тем его неприязненное отношение к революционным движениям в Европе позволяло славянофилам надеяться на отход России от западного мира и усиление русских тенденций в национальной культуре. Их надеждам частично суждено было сбыться, Россия начала развиваться более самобытным путём, хотя западный вектор вплоть до гибели Российской империи оставался первостепенным.

Предтечи славянофильства

Несмотря на то, что официальное славянофильство начинает свой отсчёт с 30-х гг. XIX века, у него были свои предтечи, даровавшие движению многие идеи.

Такими людьми в XVIII веке были русские учёные и политические деятели Василий Татищев и Михаил Ломоносов, которые создали масштабные труды по русской истории.

Оживление интереса к русской стороне жизни общества особенно усиливается при императрице Екатерине, которая не только сама пишет сочинения на русском языке, но и всемерно поощряет его изучение. В 1783 году возникает Российская Академия, результатом работы которой становится издание «Словаря Академии Российской, производным порядком расположенного» в шести томах. В нём содержалось 43 257 слов.

Славянофилы и западники

Российская Академия вплоть до своего слияния в 1841 году с Академией наук успела издать многие научные труды. В частности, «Общий церковнославяно-российский словарь» Соколова, «Русскую грамматику» Востокова, «Русско-французский словарь» Рейфа. Кроме того, она занималась созданием публичных библиотек в провинции.

В данном случае мы имеем в некотором роде забавную ситуацию, так как культурное подспорье для славянофилов создавалось с помощью науки, которой в допетровской России не было, и учёных-западников, получивших европейское образование.

Некоторую черту под первым этапом в развитии протославянофильства подвёл адмирал Шишков, некоторое время возглавлявший Российскую Академию. В 1811 году в «Рассуждении о любви к Отечеству» он писал:

«Воспитание должно быть отечественное, а не чужеземное. Учёный-чужестранец может преподать нам, когда нужно, некоторые знания свои в науках, но не может вложить в душу нашу огня народной гордости, огня любви к Отечеству точно так же, как я не могу вложить в него чувствований моих к моей матери… Народное воспитание есть весьма важное дело, требующее великой прозорливости и предусмотрения. Оно не действует в настоящее время, но приготовляет счастие или несчастие предбудущих времён и призывает на главу нашу или благословение, или клятву потомков».

Любопытно, что адмирал также пытался придумывать русские аналоги иностранных слов.

Таким образом, первый этап «славянофильства» был достаточно противоречивым и парадоксально тесно связанным с общей европейской традицией развития России.

Славянофильское движение

По странному стечению обстоятельств (мы уже не удивляемся) к возникновению оформившегося славянофильского движения также причастны  западники.

Славянофилы и западники

В 1836 году вышло «Первое философическое письмо» Петра Чаадаева. Для своего времени оно имело достаточно провокационный характер. Автор утверждал, что из-за неправильного выбора религии Россия оказалась отрезана от великих цивилизаций и не сумела стать их органической частью. Более того, Чаадаев подчеркнул, что «одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его; мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих, ничем не содействовали прогрессу человеческого разума, и всё, что нам досталось от этого прогресса, мы исказили».

Безусловно, что под этими словами охотно бы расписались многие современные западники-антипатриоты и иностранные враги России.

Письмо Чаадаева вызвало бурную реакцию не только в русском обществе, но и со стороны властей, которые запретили ему печататься и объявили сумасшедшим.

Впрочем, политические мысли Чаадаева стали катализатором мощных споров в образованных кругах по поводу пути развития России.

Неудивительно, что главным местом сосредоточения славянофилов стала Москва, а не Санкт-Петербург. Здесь возникли литературные салоны Елагиных, Свербеевых, Павловых. Впрочем, длительное время дискуссии славянофилов и западников были устными, так как у первых не было постоянного печатного органа. Иногда они печатались в журнале «Москвитянин» Погодина, который носил весьма реакционный характер.

Сразу оговорюсь, что западников в ту эпоху было намного больше. К ним примыкали всё революционное крыло интеллигенции и большая часть либералов. Они не воспринимали всерьёз идеи славянофилов и считали их досадным препятствием на пути развития России.

Что же могли предложить образованному обществу славянофилы, и кем были эти люди?

Из положительных сторон их деятельности исследователи, прежде всего, выделяют популяризацию русской культуры, тщательное изучение допетровской России и упор на национальный патриотизм. Славянофилы были приверженцами русификации национальных окраин и ассимиляции живущих там народов. В этом смысле их идеалы были частично реализованы Александром II и Александром III.

В отношении крепостного права славянофилы были не менее последовательными противниками, чем западники. Вот только его отмену они связывали не с революцией, а с правительственными реформами.

В отношении Европы славянофилы придерживались, скорее, отрицательной позиции. Впрочем, не обходилось и без курьёзов. Например, автор термина «загнивающий Запад» Шевырёв был вынужден уехать в эмиграцию и умер в Париже.

К власти славянофилы относились с почтением, хотя и были сторонниками того, чтобы она совещалась с народом. Наиболее успешной формой такого диалога они считали Земские соборы.

Особенно трепетное отношение у славянофилов наблюдалось в отношении православной церкви, которую они считали душой народной жизни.

У западников было множество причин для критики славянофилов. Во-первых, они фактически отрицали прогресс в развитии России и стремились сохранить существующее положение вещей. Во-вторых, они выступали в роли «охранителей» власти, которая в период правления Николая I себя очень сильно дискредитировала в глазах образованного общества. В-третьих, славянофилы отрицали полезность того, что составляло суть Российской империи — её изначальный европейский стержень.

Утверждения славянофилов о том, что петровские реформы раскололи российское общество на европейскую элиту и остававшееся верным прежней традиции крестьянство, также вызвали многие споры. Указывалось на то, что западный вектор развития был присущ уже правлению отца Петра — Алексея Михайловича, который массово приглашал в Россию иностранцев и пусть не так яро, но стремился менять российское общество по западным стандартам.

Если создать обобщённый образ славянофила, то это был человек охранительских взглядов, любитель русской истории и культуры, антизападник. В то же время среди славянофилов встречались весьма образованные люди, которые имели европейское образование и критиковали западников с достаточно просвещённых позиций. Наиболее известные славянофилы — А. С. Хомяков, И. В и П. В. Кириевские, И. С. и К. С. Аксаковы, Ю. Ф. Самарин, А. И. Кошелев.

Кризис движения и его последующая судьба

Наиболее успешный период в истории славянофильства наступил в эпоху правления Александра II. Именно в это время выходят многие периодические издания славянофилов — «Сельское благоустройство», «Русская беседа», «Русь», «Москва», «День».

Впрочем, даже в этот период им было сложно конкурировать с западниками, пользующимися широкой популярностью в российском обществе.

Почему же идеи славянофилов не стали господствующими?

Прежде всего, российское образованное общество начало формироваться при Петре и его потомках. То есть было насквозь европеизированным. Поэтому отказ от европейских корней означал для интеллигенции и отказ от своей истинной сути.

Немаловажным обстоятельством было и то, что славянофилы стремились поддерживать власть, а она быстро теряла свою популярность.

Кроме того, в действительности не существовало страшного антагонизма между «западниками» и «восточниками». Возобладал своего рода синтез — империя позиционировала себя русским государством, но в то же время сохраняла европейский стержень.

Таким образом, славянофильство дало мощный толчок развитию национального государства, а позже ушло в тень.

В 1870-е годы славянофильство начинает перерождаться в почвенничество. Последнее особенно ярко описано в трудах Данилевского и Достоевского, которые стремились выработать для России «русскую идею». Это стало основой для так называемого русского национализма дореволюционной поры.

После октября 1917 года произошёл любопытный феномен. Изначальное атеистическое марксистское западничество постепенно трансформировалось в некоторую форму славянофильского русского патриотизма, который начал неформально господствовать в среде интеллигенции и номенклатуры. В это же время происходит и возрождение идей ментального противостояния Западу.

Те же тенденции мы наблюдаем и в современной России.

Таким образом, славянофильство в настоящий момент переживает второе рождение. Как и в XIX веке, ему противостоит западничество. Впрочем, в отличие от своих предшественников, большинство современных западников не являются патриотами России. Дискуссии между славянофилами и западниками бесконечны, как и споры на другие «бытийные» темы. Главное, чтобы они служили делу возрождения России...





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.