Опубликовано : 19-09-2020, 19:11 | Категория: Новости » Кризис власти



Кризис власти

Уже после смерти Витовта Великое княжество Литовское начало катиться в пропасть.

С каждым новым великим князем ситуация только ухудшалась. В статьях, посвящённых Свидригайло Ольгердовичу и Казимиру Ягеллончику, я описал причины кризиса, охватившего прежде всего политическую элиту государства, оказавшегося на пороге цивилизационного выбора.

В данной статье я расскажу о трёх последних литовских князьях, ставших одновременно польскими королями, — Александре, Сигизмунде Старом и Сигизмунде Августе. Эти князья чрезвычайно похожи друг на друга прежде всего стилем правления. Они не сумели добиться успехов во внешней и внутренней политике, потеряли значительную часть территории и были вынуждены делать постоянные уступки шляхетскому сословию. В результате центральная власть ослабла настолько, что верховные правители практически лишились возможности защищать пределы своего государства от врагов, которые в конце XV века необычайно усилились.

Самым главным и последовательным противником ВКЛ в эти годы оставалось Московское княжество, управляемое сильными и дальновидными князьями. Только годы юности Ивана Грозного дали литовцам некоторую передышку. Впрочем, возмужавший царь втянул ВКЛ в Ливонскую войну, из которой государству удалось выбраться только путём фактической потери суверенитета.

Крымское ханство, укрепившееся на юге, стало настоящим бичом для окраин государства. Не претендуя на завоевание княжества, крымские татары совершали ежегодные набеги на ВКЛ. В результате литовские князья были вынуждены постоянно держать против них сильное войско, не всегда успевавшее на помощь пограничным крепостям и селениям. По этой причине рынок рабов в Кафе никогда не пустовал.

Впрочем, нельзя сказать, что последние князья вообще ничего не сделали для государства. Знаменитые статуты 1529 и 1566 гг. — это великолепные памятники права, которые сегодня позволяют нам взглянуть на внутреннюю жизнь княжества. Открытым остаётся вопрос о том, насколько положения статутов соблюдались усилившейся шляхтой, считавшей себя отдельным народом. Чтобы ответить на него, я обязательно детально расскажу в последующих статьях об условиях, в которых приходилось действовать правовым институтам.

Таким образом, ВКЛ при последних князьях пожинало плоды деятельности преемников Витовта, заложивших мину замедленного действия под здание литовско-русской государственности.

Александр Ягеллончик

Князь Александр Казимирович стал правителем ВКЛ в год открытия Колумбом Америки.

Его детские и молодые годы прошли в Польше, что навсегда определило политические симпатии князя, волею отца ставшего в 1484 году наследником трона ВКЛ.

Кризис власти

По своему культурному развитию Польша намного опережала ВКЛ, королевский двор в Кракове, не имея реальной власти, жил на широкую ногу. Александр, воспитанием которого занимался известный интеллектуал Ян Длугош, имел склонность к наукам и искусству, однако не отличался умом и здоровьем. Фактически всё своё правление он руководствовался советами польских и литовских вельмож, а также консультировался со старшим братом. При нём государство окончательно подпало под польское влияния, которое только усилилось при Сигизмундах.

Понятно, что подобный великий князь не мог быть симпатичен литовской и западнорусской знати, стремившейся к независимой внутренней политике. По этой причине правление Александра было наполнено внутренними заговорами, имевшими цель сместить великого князя и поставить на его место сильную личность.

Конфессиональная пропасть, образовавшаяся при Ягайло, определяла симпатии западнорусской знати, тяготевшей к православной Москве. Любопытно, что в данном случае знать была готова даже пренебречь своими правами в слабом государстве, где каждый вельможа чувствовал себя независимым феодалом. По этой причине Александр столкнулся с целым рядом измен русских князей, которые переходили на сторону московского князя Ивана III.

Первая война (1487–1494) была лишь прологом ко второй (1500–1503), принёсшей государству неисчислимые бедствия и закончившейся утратой трети территории ВКЛ.

Став в 1501 году польским королём, Александр подписал Мельницкий привилей, согласно которому власть короля ещё больше ослабла. Впрочем, вряд ли у него был выбор, польская шляхта целенаправленно отодвигала королей от реальной власти.

Умер новый польский король в 45 лет, фактически полностью лишившись уважения своих подданных. Сопоставлять его правление с правлением Ивана III не имеет никакого смысла. Разумеется, московский князь был настоящей личностью, а Александр — случайной фигурой, вознесённой на трон лишь по праву рождения.

Сигизмунд Старый

В отличие от своего брата Александра, Сигизмунд I получил польскую корону в один год с литовской.

Как и Александр, Сигизмунд имел склонность к искусству, покровительствовал польскому Ренессансу, однако был слабым и управляемым королём.

Кризис власти

Главное достижение его правления — Литовский статут 1529 года. Безусловно, в данном документе отразились многие идеи Возрождения, заимствованные из Западной Европы. Польша была последним рубежом Возрождения, в русских землях его идеи из-за конфессиональной нетерпимости московских священнослужителей, к сожалению, не прижились.

В остальном правление Сигизмунда повторяло путь Александра. Всё те же неудачные войны с Москвой, в ходе которых был утрачен Смоленск, противостояние с крымскими татарами, внутренние заговоры и уступки.

Для Польши Сигизмунд сделал гораздо больше, чем для Литвы. В 1529 году он окончательно ликвидировал независимость Мазовецкого княжества.

Со многих портретов (в том числе известного художника Кранаха) на нас смотрит типичный западноевропейский правитель. Литва при последних князьях уже окончательно утратила свою связь с Русским миром, её дворянство ополячилось. Стоит ли удивляться тому факту, что русское простонародье, остававшееся православным, чуждалось своих правителей и рассматривало их как иноземцев?

Сигизмунд на 42 года пережил своего брата Александра. По меркам раннего Нового времени он умер древним стариком, пережившим одну эпоху и основательно окунувшимся в другую.

Король-романтик

При Сигизмунде Августе от прежней независимости ВКЛ осталась лишь тень.

Будучи образованным человеком, он покровительствовал наукам и искусствам, воплощая идеал просвещённой монархии.

Кризис власти

Время его правления отмечено двумя не совсем обычными событиями — мезальянсом с Барбарой Радзивилл и Ливонской войной.

Сигизмунду, в отличие от большинства монархов мира, повезло на небольшой срок вступить в брак с любимой женщиной, которая вскоре была отравлена по тайному приказу его матери. Характерно, что данная ситуация отражает слабохарактерность Сигизмунда, который позволял близкой родне вмешиваться не только в государственные дела, но и в свою личную жизнь.

Ливонская война, историю которой я опишу в отдельной статье, была сущим бедствием для княжества. Не рассчитав свои силы, Сигизмунд оказался в сложном положении, вынудившем его на подписание Люблинской унии, создавшей новое государство — Речь Посполитую.

Любопытно, что за два столетия, прошедших после Кревской унии, заключённой Ягайло, магнаты и шляхта ВКЛ так и не отказались от идеи независимости Литвы. При этом они уже были людьми преимущественно польской культуры. Окончательное вхождение ВКЛ в состав польского государства сопровождалось насилием, польские войска захватили часть украинских земель, которые позже так и не были возвращены.

Сигизмунд умер в 1572 году, на нём династия Ягеллонов прервалась. Он же стал последним Гедиминовичем на троне ВКЛ и Речи Посполитой. Власть и западнорусский народ окончательно утратили связь друг с другом.

Литва и Москва в XVI веке

ВКЛ и Московское княжество (царство) в XVI столетии полностью утратили черты сходства. Литва пошла по пути децентрализации власти, полонизации культуры и стала преимущественно католическим государством.

Москва изначально и последовательно проводила курс по жёсткой централизации власти, местные удельные князья и бояре с каждым новым правителем всё больше превращались в покорных слуг государя. В религиозном отношении страна не допускала инакомыслия, оставаясь сугубо православной и русской.

Москва была центром притяжения тех западнорусских феодалов, которые выступали против культурной и религиозной ассимиляции. В то же время значительная часть русской знати согласилась с новыми правилами игры и приняла католичество.

Русский простой народ в ВКЛ жил отдельной жизнью, польское культурное влияние его практически не коснулось, а вера оставалась преимущественно православной. Впрочем, в религиозном плане его также попытались ассимилировать, что в XVII веке вызвало широкое народное сопротивление.

Мог ли сильный правитель в ВКЛ переломить ситуацию? Частично да, мы проследим это по правлению Стефана Батория. Впрочем, даже этот энергичный правитель многократно сталкивался со шляхетским своевольством. Дворянские привилегии были слишком значимы для высшего сословия, чтобы ими можно было поступиться даже ради спасения Родины. В конце XVIII столетия это привело к крушению Речи Посполитой.

В истории часто случается, что к концу существования государства его правители мельчают. ВКЛ не стало исключением. Выросшие в тепличных условиях краковского двора, его великие князья больше годились на роль деятелей просвещения, случайным образом вознесённых на Олимп высшей власти.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.