» » Атеизм в средневековых условиях
Опубликовано : 5-06-2021, 18:11 | Категория: Новости » Атеизм в средневековых условиях



Атеизм в средневековых условиях

В современной исторической литературе принято считать, что в ВКЛ и Речи Посполитой не наблюдалось тех страшных религиозных гонений, которые были присущи Западной Европе в Средние века и Новое время.

Данное утверждение верно лишь отчасти. Действительно, наши предки не были свидетелями эффектных аутодафе, страшных еврейских расправ или дикой охоты на ведьм. Избежали они и опустошительных религиозных войн, терзавших Францию и Германию. Вместе с тем отдельные случаи борьбы с религиозными вольнодумцами присутствовали и здесь, особенно ярко воплотившись в деле атеиста Казимира Лыщинского.

Атеизм как явление не был распространён в средневековом обществе, пронизанном невежеством и многочисленными суевериями. Земной век длился недолго, люди часто умирали в молодости от условий жизни и многочисленных эпидемий. Медицина находилась в зачаточном состоянии, даже дипломированные медики умели лечить лишь самые легкие заболевания. Всё это совершенно не располагало к философскому выбору жить «здесь и сейчас».

Первые атеисты, что характерно, были выходцами из духовной среды. Их взгляды во многом скорее напоминали бунт против порядков в церкви, чем научное отрицание существования Бога. Тому есть рациональное объяснение — вольнодумцы не располагали весомыми аргументами против своих противников. Кроме того, они были гонимыми одиночками, не имеющими единомышленников.

Церковь рассматривала атеизм не только как самую страшную ересь, но и как дьяволопоклонство, угрожающее основам мироздания. Отсюда и её реакция на появление вольнодумных трактатов — стремление жестоко подавить. В связи с этим атеисты не особенно стремились афишировать свои взгляды, и лишь единицы из них пошли до конца, признавшись в своем неверии. Для многих из них это закончилось трагически.

В данной статье я хочу рассказать о самом известном атеисте на нашей земле — Казимире Лыщинском, который написал трактат «О несуществовании Бога» и после долгих судебных разбирательств был казнён. Даже высокие заслуги перед государством не позволили ему избежать позорной расправы. Вместе с тем судьба брестского шляхтича уникальна в истории Речи Посполитой и позволяет нам взглянуть на её «веротерпимость» с другой стороны.

Детство, отрочество, юность

В настоящий момент на месте бывшего имения Лыщинских лежит умирающая деревенька Лыщица, находящаяся в нескольких десятках километров от Бреста.

Именно здесь 4 марта 1634 года в семье Иеронима Казимира Лыщинского и Софьи Балынской родился наш герой, которого ждала столь противоречивая судьба.

Не приходится сомневаться, что родители Казимира были просвещенными людьми своего времени, так как мальчик получил основательное образование. В 1648 году он закончил Брестский иезуитский коллегиум, который был первой ступенькой к духовной карьере. К сожалению, учёбу на время пришлось прервать из-за начавшейся в Речи Посполитой смуты. Война кардинально меняет жизнь Лещинского — он принимает активное участие в боевых действиях и вместо священника становится воином.

Сохранился привилей Яна Собесского, выданный Лещинскому на должность брестского подсудка 3 мая 1682 года. В нём указывается, что: «…от юных лет своих как в коронном войске под знаменами прославленного покойного полевого писаря Ивана Сапеги постоянно пребывал, так после того в Литовских войсках с покойным князем подканцлером Великого княжества Литовского и войну Московскую, Шведскую и Венгерскую с пренебрежением здравия и пожертвования состояния своего».

Вернувшись с войны, Казимир поступил в Краковский университет, а позже изучал философию в иезуитском коллегиуме в Калише и теологию в коллегиуме во Львове. В этих учебных заведениях готовили преподавателей для иезуитских школ.

Атеизм в средневековых условиях

В 1658-м году он вступил в орден иезуитов, а в 1665 году стал помощником ректора Брестского иезуитского коллегиума.

Нет никаких данных о том, каким образом Лыщинский приобрёл свои атеистические взгляды. Это не позволяет нам проследить эволюцию его убеждений. Очевидно, что никаких наставников у него в этот период не было, да и единомышленников, скорее всего, тоже. Более того, атеизм Лещинского по какой-то причине приобрёл активный характер, приведший его на эшафот. Если бы он просто молча исповедовал свои убеждения, то сохранил бы не только жизнь, но и привилегированное положение в обществе.

Трактат «О несуществовании Бога»

Внезапные перемены в судьбе Лыщинского начались через год после назначения на должность помощника ректора. В 1666 году он по какой-то причине вышел из ордена иезуитов, женился и вернулся в свое родовое имение. Здесь Казимир открыл школу для шляхты и крестьян, где долгое время преподавал математику, письменность и языки.

Как можно заметить, преподавательский интерес в нём не угас, однако принял совершенно иное направление. Лыщинский стремился дать свои ученикам исключительно светское образование. Более того, на суде выяснилось, что он вкладывал в головы учащихся собственные атеистические взгляды.

До поры всё сходило ему с рук. Тем не менее иезуиты постоянно следили за своим бывшим подопечным, который всё больше отдалялся от церкви. Они отмечали, что он выдал свою дочь замуж за близкого родственника, а также приказал своё тело после смерти сжечь и похоронить у дороги. Как известно, христианский обряд погребения предполагал исключительно захоронение в земле.

В 1674 году Лыщинский взялся за труд всей своей жизни, который назвал "De non existentia Dei" («О несуществовании Бога»). Красные флажки оказались пройдены, когда он начал знакомить с трактатом свое ближайшее окружение.

Сам трактат был «казнён» вместе с автором, поэтому сохранились лишь некоторые выдержки из него. Впрочем, из них можно понять общую направленность произведения. Лыщинский отрицал существование Бога, обвинял церковь в использовании религии в корыстных целях, а также называл Библию исключительно человеческим творением.

Атеизм в средневековых условиях

Известно 5 фрагментов из 530 страниц текста, изъятого при аресте:



«Заклинаем вас, о богословы, именем вашего бога; разве вы этим не гасите свет разума, не отнимаете солнца у мира, не опрокидываете с небес вашего бога, когда вы приписываете богу невозможное, противоречивые черты и свойства бога».



«Человек — создатель бога, а бог — творение и создание человека. Таким образом, люди — творцы и создатели богов, и бог является не действительной сущностью, а [творением] разума и к тому же химерическим; поэтому бог и химера — одно и то же».



«Религия установлена людьми неверующими, чтобы им воздавали почести... Вера в бога введена безбожниками. Страх божий внушен не имеющими страха для того, чтобы [их] боялись. Вера, которую считают священной, — это человеческая выдумка. Учение, будь то логическое или философское, которое кичится тем, что оно учит истине о боге, ложно. И, наоборот, то, что осуждено как ложное, есть правдивейшее».



«Лжемудрецы обманывают простой народ, опутывая его лживой верой в бога и поддерживают ее таким образом, что даже если бы мудрецы захотели его [народ] освободить с помощью истины от этого угнетения, то их [т. е. мудрецов] подавляют при помощи [самого же] народа».



«Однако мы не находим ни в нас самих, ни в других этого веления разума, укрепляющего нас в откровении божьем, ибо если бы оно в нас было, то все бы согласились, не сомневались и не возражали бы против писания Моисея и Евангелия (которое ложно) и не было бы различных изобретателей разных сект и их приверженцев-магометан и т. д. и т. п. Однако об этом не знают и подвергают это сомнению, а также высказывают противоречивые мнения не только несмышлённые, но и мудрецы, которые путем правильного рассуждения, так же как и я, доказывают противоположное. Следовательно, бога нет».

Как можно заметить, выводы Лыщинского местами довольно наивны, не основаны на научных доводах, а также содержат преимущественно общие рассуждения.

Арест и казнь

Как это часто бывает, выдал Лыщинского человек из ближайшего окружения, который должен был ему большую сумму денег. Любопытно, что брестского шляхтича доставили для суда в столицу (Варшаву), что показывает значимость его дела.

Арестован Лыщинский был в октябре, а судить его начали 15 февраля 1689 года. До этого момента судьи изучали материалы по делу, а также знакомились с содержанием трактата.

Лыщинскому невероятно повезло, что он оказался перед польским судом, а не попал в руки западноевропейской инквизиции. Удивительно, но факт — Польша, стремящаяся во всем подражать Европе, не заимствовала её опыт по борьбе с ересью. Религиозное законодательство Речи Посполитой было, пожалуй, самым гуманным в мире. Тем не менее, активному атеисту не стоило ждать от него пощады.

Прения проходили до 28 марта. Случай Лыщинского был уникален, поэтому обвинение и защита долго боролись за его судьбу. Сам обвиняемый официально покаялся в своих заблуждениях, хотя истинность его признаний вызывает большое сомнение. Дело даже одно время ходили оставить на усмотрение Папы римского, однако потом передумали.

28 марта был оглашен приговор. Казимира Лыщинского приговорили к сожжению на костре  по тем временам обычная казнь для еретиков. Впрочем, сами же епископы обратились к королю с просьбой смягчить приговор. В результате знаменитому атеисту учли его подвиги на ниве служения Отечества и приговорили к обезглавливанию. Обезглавленный труп был вывезен за пределы Варшавы, сожжен, оставшийся пепел был помещен в пушку, которая выстрелила в сторону Турции.

Таким образом, Лыщинский погиб, отстаивая свои идеалы. Его поведение во время казни было мужественным.

Посмертное признание

На долгое время по понятным причинам о Казимире Лыщинском предпочли забыть. Речь Посполитая до конца оставалась консервативным католическим государством, враждебным к религиозному вольнодумству.

Оживление интереса к Лыщинскому наступило в советское время в период активной борьбы с религией. Он был настолько удобной фигурой, что пропагандисты даже закрыли глаза на его дворянское происхождение. В каждой книге атеистического содержания подробно разбиралась биография Лыщинского, помимо атеизма ему приписывалась также склонность к социальной справедливости.

Впрочем, увековечен Лыщинский оказался уже на закате коммунистической эпохи. 20 апреля 1989 года, в год 300-летия казни, в Брестском районе в деревне Малые Щитники ему был установлен мемориальный камень с эпитафией из его же слов. Уже после объявления независимости, 4 марта 2009 года, к 375-летию со дня рождения философа, Министерство связи и информатизации Республики Беларусь ввело в почтовое обращение художественный конверт с оригинальной маркой «375 лет со дня рождения Казимира Лыщинского».

В художественных произведениях знаменитый атеист упоминается у Тадеуша Мичинского и Константина Тарасова.

Атеизм в средневековых условиях

В настоящий момент Лыщинский снова оказался в полузабвении. Воинствующий атеизм потерял актуальность и стал делом личного выбора. Безусловно, философия брестского шляхтича весьма интересна с точки зрения эволюции идей Нового времени. Сложно сказать, стал бы Лыщинский радоваться такой посмертной славе. Во всяком случае, можно полагать, что он был бы доволен, что его идеи нашли своё широкое применение.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.