» » Московские идеологемы
Опубликовано : 2-08-2020, 16:11 | Категория: Новости » Московские идеологемы



Московские идеологемы

Когда юный сын Александра Невского Даниил Александрович получил из рук отца московский удел, то никто не мог предполагать, что в ближайшем будущем княжество ждёт блестящая судьба.

Москва совершенно не случайно стала столицей могущественного государства, её князья добились этого последовательными усилиями по собиранию русских земель. Удивительно, но факт: все русские князья были одного корня, однако только московская ветвь обладала государственным мышлением, с самого начала ориентированным на централизацию Северо-Западной Руси.

Великие тверские и нижегородские князья периодически конфликтовали с Москвой за первенство в регионе, однако не выходили за границы узких интересов собственных княжеств. Максимальная цель, к которой они стремились, — золотой владимирский стол, дававший право на главенство среди прочих князей. Золотоордынские ханы, выдававшие ярлык, первоначально пользовались авторитетом московских князей, чтобы управлять дальним улусом, однако упустили тот момент, когда Москва достаточно укрепилась, чтобы скинуть ненавистное ярмо. При этом московские князья не только пользовались татарским влиянием среди русских князей, но и сами перенимали их методы управления.

Говоря современным языком, уже при Данииле Александровиче в Москве появилась государственная идеология, заместившая узкие феодальные интересы. С каждым последующим князем она только укреплялась и утверждалась за пределами Московского княжества. Уже при сыне Даниила Иване Калите все русские князья молчаливо признавали авторитет Москвы и действовали в русле её интересов.

Огромную роль в утверждении московского авторитета сыграла православная церковь. Киевский митрополит Пётр, перебравшийся из южнорусских земель в Москву, сделал её центром духовной жизни Руси. Ниже я расскажу о том, как православные иерархи принимали участие в создании государственной идеологии, позже прочно вошедшей в имперскую политическую традицию.

В данной статье я остановлюсь на идеологии Московского княжества, не касаясь царского периода. Для этого есть существенные основания: Московское царство позиционировало себя в иных внешнеполитических условиях. Ему уже не приходилось конкурировать с иными русскими княжествами единого великорусского корня. Позже я обязательно расскажу о том, как развивалась русская государственная идея в период с XVI по XX век.

Православный корень идеи единства

Православная церковь во все времена выступала за духовное и политическое единство Руси.

Переезд в 1325 году киевского митрополита Петра в Москву — это прежде всего политический шаг переноса духовной столицы в новое место. Православный иерарх отчётливо понимал, что Киев больше не может претендовать на роль русского центра, он опустошён и лишён прежней славы.

Московские идеологемы

Митрополит Пётр

В то же время Пётр дальновидно пренебрёг возможностью утвердиться в Литовской Руси Гедимина, что стало поводом для многочисленных попыток литовских князей создать собственную митрополию.

Авторитет митрополита в русских землях был равен авторитету папы в католических странах. С его помощью московские князья смиряли политических противников и проводили политику «мягкой силы» на сопредельных территориях.

Яркий пример использования влияния церкви в политических целях — наложение митрополитом Феогностом проклятия на псковичей, принявших тверского князя Александра Михайловича, бежавшего от гнева Ивана Калиты. В результате жители Псковской республики были вынуждены «попросить» князя покинуть город, хотя до этого были полны решимости бороться за него.

Особенно важную роль православная церковь сыграла в освобождении Руси от монголо-татарского ига. С одной стороны, она следовала общерусским интересам, однако с другой — утверждала таким образом авторитет Москвы, возглавившей освободительное движение.

Дмитрий Донской, приведший русские полки на Куликово поле, позже был причислен к лику святых. Его благословил на «брань» другой святой — Сергий Радонежский.

В конечном счёте интересы православной церкви и светской московской власти настолько слились, что любой противник Москвы в то же время выступал и врагом православной церкви. Даже епископы удельных княжеств и новгородский архиепископ были вынуждены подчиняться духовному влиянию московского митрополита.

Третий Рим

Концепция «Москва — третий Рим» была создана для того, чтобы утвердить духовное значение Москвы.

Московские идеологемы

Вопреки современным представлениям, изначально она имела преимущественно духовный смысл, на что обратил внимание академик Лихачёв, изучавший древнерусскую литературу.

Третий Рим (а четвёртому не быть) — это мир христианского центра. Он не имеет никакого отношения к языческой Римской империи и связан с Римом, ставшим христианским при Константине.

После варварского завоевания первого Рима роль христианского центра переходит во второй Рим — Константинополь. Однако ещё до своего падения под ударами османских войск христианская столица впадает в ересь и заключает унию с «латинянами». В глазах православного духовенства Руси этот шаг выглядит предательством духовных интересов и лишает столицу Византии её христианского статуса.

Логично и закономерно, что в этих обстоятельствах православные книжники начинают поиск третьей и последней столицы христианства. В одном из двух посланий конца 1523 — начала 1524 года старец псковского Елеазарова монастыря Филофей сравнивает московского князя Василия III с Константином Великим, крестившим Римскую империю. Он подчёркивает преемственность московского князя от римских императоров и святых русских князей. Таким образом, роль Москвы как духовного центра Руси утверждается красивой духовной идеей.

Москву Филофей рассматривает как последний бастион истинного христианства, не испорченного ересью. Своё обоснование идеи Третьего Рима он видит в том, что столица Северо-Западной Руси сохраняет древние традиции, падение которых будет означать конец света.

Любопытно, что послание малоизвестного инока настолько пришлось «ко двору» московских князей, что стало базовой основой для государственной идеологии. В XIX веке к духовной составляющей добавилась и политическая, поскольку Россия взяла на себя роль арбитра в делах христианских народов Балканского полуострова.

Византия и двуглавый орёл

Любопытно, что идея светского Третьего Рима возникла раньше духовной.

Объединившим Русь московским князьям уже было неинтересно считать себя первыми среди равных русских князей. Общее происхождение с иными Рюриковичами не было способно утвердить их авторитет самовластных правителей. В таких условиях потребовались значимые шаги по укреплению власти, предпринятые лучшим московским князем Иваном III.

В истории не так часто бывает, чтобы правитель принимал государство в одном виде, а оставлял в совершенно другом.

Иван III был именно таким правителем. Он родился в семье одного из великих князей, а закончил свою жизнь государем всея Руси.

Отец юного князя, Василий Васильевич, не был государственником. Он оставлял своему сыну сильных соседей (Тверь, Рязань и др.) и строптивых данников (Новгородская республика). Кроме них, на западе (пусть и в ослабленном виде) маячила угроза со стороны Литвы.

Иван III уже к середине своего правления практически полностью объединил Русь. Пали Новгород и Тверь, Рязань впустила московских наместников в свои города. В конце правления московского князя Литва теряет в двух войнах треть своих владений. Окончательно разгромлена Золотая Орда, у Москвы больше нет серьёзных соперников.

Именно в этот момент Иван III решает закрепить свои завоевания печатью идеологии.

Важнейшим шагом в его восхождении к статусу государя является женитьба на византийской царевне Софье Палеолог.

Брак носил исключительно «имиджевый» характер. Наследники византийской принцессы и московского князя были одновременно потомками византийских басилевсов. Тем самым они не только выделялись из прочих русских князей, но и утверждали Московское княжество в качестве преемника Византии.

Совершенно не случайно при этом гербом московских государей становится двуглавый орёл — бывший византийский герб.

В 1488 году Иван III провозглашает себя государем всея Руси. И этому уже никто не противится.

Сказание о князьях Владимирских

В XVI веке возникает произведение, которое удревляет род московских князей, излагая легенду об их происхождении от брата римского принцепса Августа — Пруса. Я имею в виду сочинение «Сказание о князьях Владимирских».

Автор данного труда остаётся по сей день неизвестным. Одни называют имя Дмитрия Герасимова, другие — Пахомия Серба.

Сказание совершенно мифологизирует родословную московских князей с явной политической целью. Прус выступает родственником не только Августа, но и Рюрика, а Владимир Мономах (от него идёт московская ветвь Рюриковичей) якобы получает царские регалии от византийского императора Константина Мономаха.

Учитывая тот факт, что сказание вошло в «Государев родословец» и «Степенную книгу», не приходится сомневаться, что его создание было государственным заказом. Обсуждать достоверность деталей этого произведения не имеет смысла, оно целиком и полностью отвечает потребностям верховной власти Московского государства.

***

Таким образом, государственная идеология Московского княжества сложилась на основании двух концепций, обе из которых так или иначе связаны с Римом и Византией.

Безусловно, прежде всего идея духовного и политического Третьего Рима была необходима для внутренних нужд государства, так как за его пределами мифы об Августе не воспринимались всерьёз.

При Иване III сложились все условия для утверждения на Руси не княжеской, а царской власти (слово «царь» пошло от слова «цезарь»), ставшей при Иване Грозном самодержавной.

Несмотря на то что династия московских Рюриковичей прекратила своё существование в конце XVI века, многие идеи времён Московского княжества, а также его символы перешли в наследие Романовых.





Источник
(голосов:0)




Смотрите также: 

Похожие новости
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.